L4FFje Lx9U

Сегодня у Мими был мощный воспитательный момент. Нашему коту вздумалось заболеть. Несмотря на его прескверный характер, Мимуська кота очень любит и каждый день признаётся ему в этом. Поэтому позволять коту спокойно отойти в мир иной было просто непозволительно. Я объявила, что Маркуша is sick and we're going to take him to hospital. Сунув кота в переноску, мы вызвали такси и поехали в вет.клинику.

По дороге Мими выясняла:
- Where are we going?
- To hospital.
- Why?
- 'Cause Markusha's sick.
- Why is he sick?
- He has a toothache.
- Why does he have a toothache?
- He didn't brush his teeth.
- Why? Why? Why × 100
Надо сказать, что Мими очень серьезно отнеслась к происходящему, мне в какой-то момент показалось, что она повзрослела на глазах. В машине мы договорились, что Доктор будет лечить Маркушу, а её задание будет помогать Маркуше не бояться и всячески его поддерживать. Еще мы поговорили о любви и заботе: "If you love somebody, you are to take care of him. Markusha got sick that's why we need to take him to hospital. We love him and want him to be ok"
В клинике Мими вела себя по-взрослому. Мы надели бахилы и прошли в кабинет врача. Мими села на стульчик рядом. Я не ожидала, что с котом будут проводить ряд неприятных ему манипуляций, но отступать было некуда. На помощь врачу пришел фельдшер, высокий мужчина лет 45-ти, интеллегентной наружности. Мими на стуле. Мне вручили правую заднюю лапу кота и сказали держать ее изо всех сил. Тем временем фельдшер обхватил передние лапы нашей боевой машины, а врач приступил к взятию анализа крови. Кот почуял неладное и стал дрыгаться. Хотя, "дрыгаться" это не то. Он стал буквально распинывать нас по кабинету. Фельдшер слегка обалдел и схватил кота еще сильнее. Увидев мои глаза, он вовремя заметил, что "не бойтесь, я ему ничего не сломал". Хех, успокоил, я-то мысленно уже похоронила кота. Кот вдохнул поглубже и стал орать так, что у меня потемнело в глазах и я чётко услышала, как он с идеальным произношением орёт по-русски "Помогите!!!!!!!" Тот факт, что мой кот умеет орать на русском языке, меня отрезвил, и я вспомнила про Мими. Она прилипла к стулу и с самыми выразительными эмоциями сострадания и переживания наблюдала за картиной, как двухметровый фельдшер что есть мочи старался удержать кота, одновременно беседуя с ним и интелегентно возмущаясь: Ну-ну, поори мне тут у меня в кабинете, ты бы лучше зубы почистил, чем тут орать, булка, сосиска, хомяк и т.д." Комментарии фельдшера вызвали во мне бурю смеха. При этом я пыталась держать правую лапу кота и объяснить Мими, что кот орёт не потому что ему больно, а потому что ему не нравится лечиться. Мими немного расслабилась, до слёз не дошло. Манипулиции закончились, кот замолчал. Нам сказали идти на капельницу. Пока фельдшер готовил препараты, Мими задавала вопросы:
-Mama, why the hospital is big? Why was Markusha shouting? Why is he scared?
Фельдшер выронил шприц и уставился на меня: - Я не понял, она что, по-английски шпарит? - Да, - шепчу Я. - Да лаадно! Он явно понравился Мими, потому что она решила поработать на публику и продолжила свою речь с хитрой улыбкой. С ней такое редко случается. Фельдшер слушал, сиял и потом произнес с отличным произношением и аспирацией: PERFECT!
- Да лааадно!-подумала я и спросила: Can you speak English??? Как выяснилось, Евгений Иванович свободно изъяснялся на немецком, так как жил 20 лет в Германии. Он искренне радовался за Мими и высказал свою 100%-ю поддержку моего подхода к воспитанию. Мы общались всего 7 минут, но я успела почувствовать всю европейскую интеллегентность этого юморного фельдшера. Мне даже было немного жаль, что наш прием подошел к концу. Уходя, я спросила врача, сколько лет жизни он прогнозирует нашему коту, не при смерти ли он. На что немецкий фельдшер воскликнул: "Хах! Все бы были так присмерти, нам бы не пришлось работать!" Мими помахала докторам ручкой, попрощалась по-английски, мы заплатили кучу денег и ушли домой в весёлом настроении. Мне кажется, даже наш кот проникся. Только он не знает, что завтра ему идти туда опять.

You have no rights to post comments